• РЕЦЕНЗИИ
Домой Рецензии ЛСП разыгрывает классический конфликт чувства и долга на концептуальном альбоме “Свиное рыло”

ЛСП разыгрывает классический конфликт чувства и долга на концептуальном альбоме “Свиное рыло”

Многие восприняли новый альбом ЛСП “Свиное рыло” как издевательство — действительно, некоторые песни здесь будто бы написал комик Александр Гудков. В особенности это касается “Стиморола”, который является очевидным издевательством над полузабытым треком Элджея “Минимал”, вышедшим аж три года назад (стоит признать, у Гудкова получаются подобные вещи как минимум своевременнее). С другой стороны, несерьезный ЛСП лично мне куда ближе. Поклонники посчитают это кощунством, но, впервые услышав пресловутое “Тело”, я рассмеялся, восприняв песню как дикую смесь из Юрия Визбора и The Weeknd. Узнав о ее трагической истории, мне, разумеется, стало некомфортно — но при прослушивании нарочито несерьезного “Свиного рыла” такого когнитивного диссонанса, к счастью, не возникает.

ЛСП принято прощать за талант многие вещи — в частности, мизогинию, которая встречалась в его более ранних песнях (см. “Безумие” и “Монетку”). Теперь на ней по сути держится сюжет нового концептуального альбома, несерьезность которого, впрочем, отчасти нейтрализует мизогинию как сильную эмоцию.

Главный герой Свин предает своих друзей “ради девушки, которая не приняла его таким каким он есть” (цитата с Genius). “Жаль, не вернуть тот миг/Когда парней моих/Я тупо бросил одних/Из-за какой-то там дамы”, — поет ЛСП в “Обряде”. В результате его друзья погибают из-за “шлюхи-лисы” (той самой девушки, с которой Свин провел три ночи, а она “нагадила в душу”). “Моя совесть чиста, хоть и лапы в крови/А ты кентов в беде оставил во имя любви”, — укоряет Свина волк “Грязный рубль”, который и убил приятелей главного героя.

Разумеется, это классический конфликт чувства и долга, пусть и поданный в пародийном ключе. Олеги ЛСП явным образом сознательно выстраивает повествование “Свиного рыла”, опираясь на классику мировой литературы. ЛСП берет за основу “вечный сюжет”, не подвергая его постмодернисткой деконструкции (да даже хотя бы романтической — финал “Свиного рыла” намекает на то, что долг должен быть превыше чувства), а лишь помещая в фантасмагорические декорации сказки. Насколько этот рассказ о становлении антропоморфных свиней в позднесоветскую эпоху и “лихие” 90-е остроумен и актуален для 2020 года — каждый решает для себя сам, но я не уверен, что нынешнее печальное положение дел в русскоязычном хип-хопе должно влиять на нашу оценку “Свиного рыла”.

Оценка
50 %

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ