• Новости
  • РЕЦЕНЗИИ
Домой Рецензии Классика "Это не больно" Рабов Лампы: бескомпромиссный и отчаянный хип-хоп из 90-х

«Это не больно» Рабов Лампы: бескомпромиссный и отчаянный хип-хоп из 90-х

Почти 20 лет назад вышел единственный альбом легендарного дуэта “Рабы лампы” “Это не больно”, участниками которого были Максим “Джип” Гололобов и Алексей “Грюндиг” Перминов. Сейчас, когда каждый новый “лил мажор” и “янг плейбой” называют себя рок-звездой, данное понятие потеряло какой-либо смысл, однако Грюндиг жил как настоящая рок-звезда в изначальном значении этого слова. Панковское отрицание всего и вся до полнейшего нигилизма и жизнь под лозунгом “Live fast die young” — это именно про Перминова. Он не дожил даже до пресловутого “клуба 27”, умерев в 2000 году в возрасте 24 лет от передозировки героина, успев записать лишь один альбом. 

“Рабы лампы” — это прежде всего Грюндиг, что честно признает в немногочисленных интервью второй участник проекта Джип (собственно, на стриминговых сервисах сейчас альбом Рабов Лампы можно найти лишь вбив имя Грюндик). Практически все текста на “Это не больно” придумал Перминов, а трек Джипа “Тебе будет легче” сильно проигрывает по лирике остальному материалу. То же самое можно сказать и о написанном Лигалайзом гостевом треке “Рабы рифмы”. Кстати, с последним Грюндиг в буквальном смысле вырос вместе в одном дворе. По признанию самого Лигалайза, именно Перминов познакомил его с хип-хопом еще в детстве и заразил любовью к нему.

На оригинальной обложке “Это не больно”, вышедшего в 1998 году, изображен наркоман, пускающий по вене героин. Заглавную песню c альбома Грюндиг посвятил своему пристрастию к запрещенным веществам. “Свет так ярок как сама темнота. Твоя душа свободна как ветер вольный. Уродство иллюзий и есть красота. Просто прекрасно, а главное не больно”, — ерничают “Рабы Лампы”. В 90-е году многие российские музыканты писали песни о наркотиках, взять хотя бы Линду, “Агату Кристи” и Дельфина, но пророческие строки не дожившего до наших дней Грюндига слушаются сейчас особенно жутко. “Но долго ты так не протянешь, пару лет от силы, а дальше довольно”, — словно выносит сам себе приговор Перминов.

Несомненно, Грюндиг вдохновлялся творчеством Дельфина того времени и даже называл его одним из двух своих учителей (вторым же был герой московского андеграунда Кирилл “Тюлень” Лисовский, один из основателей группы КТЛ Дилл). При этом Грюндиг умудрялся выдавать тексты как минимум не хуже по качеству, чем экс-участник “Мальчишника”. Чего уж там, многие поклонники хип-хопа называют Перминова прежде всего поэтом, а не рэпером. А тексты Грюндига после его смерти были изданы в виде книги стихов — из русских выходцев из рэпа такой чести был удостоен, кажется, разве что тот же Дельфин. 

Грюндиг писал злые и откровенные тексты о любви, наркотиках, одиночестве и отчуждении в большом городе. Все его треки пронизывает безнадежное отчаяние, помноженное на реалии 90-х годов. Грюндиг с подростковым максимализмом выражал свое отношение к окружающему миру, считая его вонючей помойкой. “Хоть говорю с тобою, но я стискиваю зубы. Мне хочется плюнуть в твое свиное рыло  <…> Жить в этом мире, где правят как ты свиньи? Вот тогда этот мир ответ мой для тебя. Я в мир свое окошко пробиваю рифмой”, — заявляет Грюндиг в первом же треке на альбоме “Рабы лампы”. Если бы в 90-е жил молодой Маяковский, тот он писал бы так. 

В ёрническом треке “Песенка короткая как жизнь сама” (“На самом же деле давно уже ты умер, Но это и не значит что ты когда-то жил) участники “Рабов лампы” и вовсе экспериментируют с белыми стихами — много ли вы слышали подобного в русском рэпе? Текста “Рабов лампы” сопровождались мрачными битами с семплами из саундтрека к “Твин Пиксу”, Булата Окуджавы и британских электронщиков Future sound of London. Это была невероятно урбанистичная музыка — мало кто из русских рэперов добивался схожей атмосферы. 

Сложно представить, что было, если бы Грюндиг остался жив — вполне возможно, история российской поп-музыки была бы другой. Как рассказывал впоследствии Джип, Перминов собирался сделать “более электронный проект”. Вполне возможно, что Грюндиг стал бы писать совсем уже странную и мало на что похожую музыку, как тот же Дельфин. Но у нас остался лишь один несовершенный, но пробирающий до мурашек релиз — и это больно.

Оценка
90 %

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here