50 лучших русских альбомов 2010-х (финал)

1
998
Иван Дорн

“По фактам” продолжает подводить музыкальные итоги десятилетия и вспоминать наиболее своеобразные, влиятельные и просто врезающиеся в память и сердце релизы, вышедшие в России за последние 10 лет. Представляем финальную десятку топа лучших русских альбомов 2010-х.

Часть 1 (50 — 41 места)

Часть 2 (40 — 31 места)

Часть 3 (30 — 21 места)

Часть 4 (20 — 11 места)

10. ATL — Марабу (2015)

Представителю “Белой Чувашии” на “Марабу” удалось создать свой собственный полуфантастический мир, живущий по каким-то собственным законам. Как и герои Ирвина Уэлша, к которому отсылает название альбома и одноименная песня, герои ATL время от времени проваливаются в какую-то параллельную вселенную, чтобы затем вынырнуть обратно в реальную жизнь. ATL практически нет равных среди коллег по новой волне русского рэпа в плане связного сторителлинга. Неудивительно, что именно он посвятил один из своих лучших треков книгам — кто еще из русских рэперов решился бы на это?

В треках ATL многое позаимствовано из музыки 90-х годов —  гэридж, тустеп, джангл, да тот же самый семпл с первого альбома Hi-Fi. При этом “Марабу” звучит очень футуристично — здесь нет ностальгии как таковой, артист выстраивают свой постапокалиптический мир на обломках старого, отжившего свое.

9. Иван Дорн — Co’n’dorn (2012)

Можно долго спорить о том, какой именно альбом Ивана Дорна лучший, но именно после выхода Co’n’dorn за исполнителем совершенно справедливо закрепился статус законодателя мод на постсоветской сцене и хедлайнера новой волны русскоязычной поп-музыки. Сама запись сейчас воспринимается в хорошем смысле как сборник хитов — недаром с нее было выпущено аж восемь синглов (до этого подобное происходило, кажется, разве что с альбомом Моби “Play” 1999 года).

Как оказалось, поп-музыка на постсоветском пространстве может быть стильной и не чурающейся новомодных течений вроде постдабстепа, а пресловутые слова про “неритмичные страны” — всего лишь мифы. На Co’n’dorn есть и переходящий в пение рэп в “Так сильно” и “Бигудях”, и рэдиохэдовские гармонии, упакованные в томный R&B (“Северное Сияние”), и большой хит “Стыцамэн”, превращающий самых завзятых снобов в поптимистов. Наверное, сейчас уже мало кто помнит, но вообще-то Co’n’dorn — средний палец, показанный Иваном Дорном всей тухлой и бездарной постсоветской эстраде.

8. Mnogoznaal — Иферус: Белые Долины (2015)

Расхожие слова о том, что рэп-игру в России перевернули вышедшие в ноябре 2015 года три понятно каких альбома — эмоционально понятные, но неточные. Вообще-то в 2015 году было много чего интересного — прежде всего, преступно недооцененный альбом Mnogoznaal “Иферус: Белые Долины”, появившийся на свет за 3 месяца до выхода тех самых записей ATL, Скриптонита, Окимирона, и ни в чем им не уступающий.

В “Иферусе” форма важна не менее, чем содержание. Практически во всех треках Многознаал поднимает здесь тему отношений художника и толпы, читая под невероятно красочные клауд-рэп биты, на которые идеально ложится его фирменный бесстрастный и механистичный флоу. “Иферус” несомненно, опередил свое время — например, в песнях “Долины” и “Во снах” можно услышать ту же мрачную распевную поп-музыку с отсылками к 90-м, что и у Матранга.

7. Городок чекистов — Пустота (2012)

Большинство знает екатеринбургскую пост-панк группу “Городок чекистов” по нашумевшему фильму “Про рок”, героями которого были ее участники. Между тем за пять лет до картины коллектив выпустил малозамеченный, но вполне великий альбом “Пустота”. Сейчас уже очевидно, что Городок Чекистов предвосхитили появление сибирской волны пост-панк примитивистов от почвы вроде групп Буерак или Ploho, которые, говоря начистоту, и в подметки им не годятся.

Лирический герой песен Городка чекистов — принципиальный не-герой, лишенный каких-либо качеств, свойств и даже воли. Это даже не пресловутый “маленький человек” из русской литературы, а невидимый человек. “Пустота” — это прежде всего безжалостно честный альбом. Обычно данное определение применяют по отношению к рэперам, рассказывающих про свою трудную судьбу и путь к славе, или же к рок-звездам, героически противостоящих системе и обществу или воспевающих дворовую романтику. Но Городок чекистов убивают все героическое в герое, ставя на его место максимально обезличенного обывателя, влачащего никчемное существование в провинциальном российском городе. У него атрофированы чувства и способность к рефлексии, в его жизни вообще ничего не происходит — до этого таких песен, начисто лишенных дворовой романтики, героического пафоса и даже иронии, в русском роке никто не писал.

6. Хаски — Любимые песни (воображаемых) людей (2017)

Одна из постоянных претензий к российским новошкольным рэперам — слепое подражание модным западным фрешманам, а также игнорирование местного контекста и культурного континуума, будто бы до них в отечественном хип-хопе ничего не происходило. Это выгодно отличает Хаски, в треках которого можно найти массу влияний — в диапазоне от Егор Летова и Дельфина до Рем Дигги.

За последние два года Хаски смог стать настоящей рок-звездой — он имеет проблемы с полицией, устраивает экстравагантные перфомансы и уничтожает собственные песни. Уже неважно, насколько искусственный этот образ. Важно лишь, что в 2017 году он смог выдать дюжину злых, нигилистических и горьких треков — настолько достоверных и живых, что у них будто бы есть цвет, вкус и запах.

5. Скриптонит — Уроборос (2017)

В отличие от “Дома с нормальными явлениями”, который Адиль выпустил по большому счету в статусе ноунейма для широкой публики, его продолжение многие ждали с нетерпением. После сборника бэнгеров для клубов “Праздник на улице 36” Скриптонит выпустил мрачное и поистине эпическое полотно — двухчастный “Уроборос”, оправдав все надежды и подтвердив звание главного русскоязычного рэпера 10-х годов.

Скриптонит поставил себе не самую оригинальную задачу рассказать классическую для хип-хопа историю про путь к славе из низов и справился с ней на отлично. Казалось бы, что нового можно сказать по этой избитой теме? Однако Скриптонит смог, и это отличительный признак гения — до этого никто не рассказывал эту историю под таким углом и такими словами. Если “Горгород” многие пренебрежительно называли аудиокнигой, то “Уроборос” хочется охарактеризовать как продуманный до мелочей остросюжетный аудиофильм невероятной силы и пронзительности, действие которого из-за рваного повествования и особенностей флоу Скриптонита понимаешь скорее интуитивно — и все равно он оказывает на тебя ошеломляющее эмоциональное воздействие.

4. Краснознамённая Дивизия Имени Моей Бабушки — Краснознамённая Дивизия Имени Моей Бабушки (2012)

Эта была очень нужная запись для отечественной инди-сцены того времени, представители которой слишком часто делали музыку лишь для узкого круга столичных снобов и модников. Не хватало именно таких искренних и духоподъемных песен с цепляющими мелодиями, красивыми в общечеловеческом смысле и бьющими прямо в сердце.

КДИМБ в самом начале явно ориентировались на канадский инди-оркестр Arcade Fire, однако песни у московской группы получались куда более светлые, обманчиво наивные и какие-то родные. На своем дебютнике КДИМБ удачно смешали студенческий тви-поп, человечный пост-рок и музыку из советских детских фильмов, получив в результате нечто неслыханное. Все тексты альбома основаны на сюжетах детских сказок и мультфильмов, но за всем этим время от времени маячила российская реальность. КДИМБ, возможно, сами того не желая, создали достоверный документ эпохи, отражающий противоречивые общественные настроения того времени — оппозиционный оптимизм и его крах, эскапизм, внутренняя эмиграция и вера в малые дела.